Scientific journal
Advances in current natural sciences
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,823

Каждый человек ежедневно сталкивается с разнообразными проявлениями социально нежелательного поведения - агрессией, хулиганством, противозаконными действиями. Многие ученые, занимающиеся изучением особенностей поведения, долгие годы ищут ответ на ряд вопросов. Каковы причины такого поведения? Что заставляет человека вновь и вновь причинять вред себе и окружающим? Каковы могут быть последствия антисоциального поведения для общества? В связи с этим в эндоэкологии особый интерес представляет изучение деформации личности в условиях изменяющейся среды (терракты, локальные конфликты, экономическая и социальная нестабильность общества).

С учетом выше изложенного и малой изученности роли гормонов в формировании личности преступника, представляет интерес исследование психофизиологических и эндокринных особенностей заключенных тюрьмы.

В условиях естественного эксперимента были изучены индивидуально-типологические особенности личности и особенности гормонального статуса у мужчин - заключенных тюрьмы, осужденных по статье 158 (ч.1 - кража, ч.2 - групповая кража, ч.3 - организованная групповая кража, совершенная ранее судимыми лицами) УК РФ. Контрольную группу составили практически здоровые мужчины - студенты Ставропольского государственного университета. Уровень гормонов в слюне (кортизол, тестостерон, эстрадиол, тироксин) определяли высокочувствительным иммуноферментным методом. Личностно-типологические особенности изучали набором психологических методик «Басс-Дарки», «Тейлор». Результаты обследования подвергались статистической обработке.

Анализ данных психологического тестирования показал, что у неоднократно осужденных за кражу, так же как и у участвующих в групповой краже, деформации личностных черт более выражены, чем у впервые осужденных. Так у осужденных по 158 статье ч.3 УК РФ отмечали значительное повышение уровня агрессивности, в том числе физической, вербальной и косвенной агрессии, враждебности, раздражительности, а также повышенное чувство подозрительности и обиды, более высокий уровень тревоги по сравнению с социально адаптированными мужчинами контрольной группы. У осужденных по статье 158 ч.2 УК РФ регистрировали также достоверно более высокий уровень тревоги и подозрительности. Наименее выраженные деформации личности наблюдали у осужденных по статье 158 ч.1 УК РФ. Таким образом, нами установлено: чем выше степень деформации личности, тем тяжелее совершенное этой личностью преступление.

Анализ уровня гормонов также выявил разную степень изменения гормонального статуса в зависимости от тяжести совершенного преступления. Согласно полученным нами данным, у заключенных тюрьмы, осужденных по статье 158 ч.1 и ч.3 УК РФ, наблюдали снижение уровня кортизола по сравнению с мужчинами контрольной группы в 2,0 и 1,7 раза соответственно. У мужчин, осужденных по 158 статье ч.2 УК РФ, уровень кортизола достоверно не отличался от такового показателя у мужчин контрольной группы (Р > 0,05). При этом у заключенных, осужденных по статье 158 ч.1, ч.2, ч.3 УК РФ, содержание тироксина было значительно выше (69.68±5.46; 63.26±13.88; 74.72±7.62 соответственно), чем у мужчин контрольной группы (24.68±8.71). Повышение тироксина может приводить к несдержанности поведения, нежеланию заниматься монотонной деятельностью. Особого внимания заслуживает факт наличия достоверно выраженных отличий уровня половых гормонов и их соотношения у мужчин, осужденных по статье 158 ч.3.

Полученные данные свидетельствуют о значимой роли глюкокортикоидных, половых и тиреоидных гормонов в формировании личностно-типологических особенностей и их участии в деформации личности. Высказывается предположение, что измененные конституционально-типологические особенности являются основой для выбора той асоциальной среды, которая является развивающим фактором криминального стереотипа поведения.