Научный журнал
Успехи современного естествознания
ISSN 1681-7494
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,823

ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ АЛАСНЫХ ФОРМ РЕЛЬЕФА И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ

Гоголева П.А. 1 Стручкова С.Г. 1 Федорова Е.Д. 1
1 ФГАОУ ВПО «Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова»
Приводится закономерность образования аласов Лено-Амгинского междуречья, которое обусловлено комплексным воздействием всех абиотических факторов, главными из которых являются мощность ледового комплекса и экстремально-климатические условия. Якутия является территорией сплошного распространения многолетней мерзлоты. От суммы температур, количественных данных увлажнения, механического состава почв, толщины и льдистости мерзлотного комплекса зависит размер и глубина аласов. Состав, структура и динамика аласной растительности определяется особенностями этих физико-географических условий территории, и от расположения на древних террасах долины р. Лены (Бестяхской, Тюнгюлюнской и Абалахской) зависит полнота видового разнообразия и разнообразия растительных сообществ. Аласы испытывают сильный антропогенный пресс, что также приводит к образованию новых мерзлотных образований, и процесс аласообразования продолжается.
Центральная Якутия
Лено-Амгинское междуречье
алас
термокарст
ледовый комплекс
биоразнообразие и разнообразие растительных сообществ
антропогенный пресс
1. Алас Мюрю / Д.Д. Саввинов, Н.П. Босиков, П.А. Гоголева и др. – Якутск: Изд-во ЯНЦ СО РАН, 2008. – 128 с.
2. Аласные экосистемы: структура, функционирование, динамика / Д.Д. Саввинов, С.И. Миронова, Н.П. Босиков и др. – Новосибирск: Наука, 2005. – 264 с.
3. Архив погоды в Якутске [Электронный ресурс]. – http://rp5.ru/ %D0 %90 %D1 %80 %D1 %85 %D0 %B8 %D0 %B2_ %D0 %BF %D0 %BE %D0 %B3 %D0 %BE %D0 %B4 %D1 %8B_ %D0 %B2_ %D0 %AF %D0 %BA %D1 %83 %D1 %82 %D1 %81 %D0 %BA %D0 %B5 (дата обращения 24 мая 2016).
4. Босиков Н.П. Аласность Центральной Якутии //Геокриологические условия в горах на равнинах Азии. – Якутск: Изд-во ИМЗ СО АН СССР, 1978. – С. 113–118.
5. Босиков Н.П. Эволюция аласов Центральной Якутии. – Якутск: Изд-во ИМЗ СО РАН, 1991. – 128 с.
6. Босиков Н.П., Васильев К.С., Федоров А.Н. Мерзлотные ландшафты зоны освоения Лено-Алданского междуречья . – Якутск: Изд. ИМЗ СО АН СССР, 1985. – 124 с.
7. Вельмина Н.А. К вопросу о происхождении замкнутых (аласных) впадин Центральной Якутии // Изв. АН СССР. Сер. географ. – 1957. – № 2. – С. 97–105.
8. Гаврилова М.К. Климат Центральной Якутии. – Якутск: Якут. кн. изд-во, 1973. – 118 с.
9. Гаврилова М.К. Микроклиматический и тепловой режим озера Тюнгюлю // Вопр. Географии Якутии. – Якутск, 1969. – Вып. 5. – С. 57–72.
10. Гаврилова М.К. Современный климат и вечная мерзлота на континентах. – Новосибирск: Наука, 1981. – 113 с.
11. Граве Н.А. Ископаемые льды водораздела рек Лены и Алдана // Труды Ин-та мерзлотоведения. – Л.: Изд-во АН СССР, 1944. – Т. 17. – С. 10–32.
12. Григорьев А.А. Геоморфологический очерк Якутии. – Якутия, Л.; М., 1927. – С. 39.
13. Десяткин Р.В. Почвы аласов Лено-Амгинского междуречья. – Якутск: Изд. ЯФ СО АН СССР, 1984. – 168 с.
14. Десяткин Р.В. Почвообразование в термокарстовых котловинах – аласах криолитозоны. – Новосибирск: Наука, 2008. – 324 с.
15. Егоров А.Д. Воды и озера якутских аласов. – Якутск, 1942. – 33 с.
16. Ефимов А.И. Высыхание термокарстовых озер в Центральной Якутии // Мерзлотоведение. – Т. 1, Вып. 2. – М.: Изд-во АН СССР, 1946. – С. 98–114.
17. Ефимов А.И. Мерзлотные условия Центральной Якутии // Материалы о природных условиях и сельском хозяйстве Центральной Якутии. – Якутск: Изд-во АН СССР, 1954. – С. 222–233.
18. Зольников В.Г. Рельеф и почвообразующие породы восточной половины Центральной Якутии // Материалы о природных условиях и сельском хозяйстве Центральной Якутии. – М., 1954. – С. 7–54.
19. Иванов М.С. Криогенное строение четвертичных отложений Лено-Алданской впадины. – Новосибирск: Наука, 1984. – 126 с.
20. Иванов М.С., Потапов А.П. Мерзлотно-гидрогеологические особенности крупных термокарстовых котловин Лено-Амгинского междуречья (на примере котловины Мюрю). – Якутск, 1971. – С. 116–122.
21. Качурин С.П. Аласы Центральной Якутии // Тр. Сев.-Вост. отд. ин-та мерзлотоведения АН СССР. – Вып. 1. – Якутск, 1958. – С. 167–178.
22. Качурин С.П. Вечная мерзлота и рельеф на Лено-Вилюйском водоразделе // Исследование вечной мерзлоты в Якутской республике. – Вып. 2. – М., 1950. – С. 71–97.
23. Кононов К.Е. К вопросу о режиме влажности почв аласов Центральной Якутии // Уч. зап. Якут. гос. ун-та. – Вып. 16. – Якутск, 1965. – С. 57–75.
24. Красюк А.А. Почвы Лено-Амгинского водораздела. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1927. – 171 с.
25. Мерзлотные ландшафты Якутии: Пояснительная записка к «Мерзлотно-ландшафтной карте Якутской АССР» масштаба 1:2 500 000) / А.Н. Федоров, Т.Д. Ботулу, С.П. Варламов и др. – Новосибирск: ГУГК, 1989. – 170 с.
26. Молодых И.Ф. Пути сообщения Якутии // Якутия. – Л.: Изд-во АН СССР, 1927. – С. 575–673.
27. Николаева М.Х., Десяткин Р.В. Динамика видового разнообразия и продуктивности остепненных лугов аласов Центральной Якутии // Растительные ресурсы. – 2016. – Т. 52. – Вып. 1. – С. 20–27.
28. Николаева М.Х., Десяткин Р.В. Динамика видового разнообразия и продуктивности влажных лугов аласов Центральной Якутии // Растительные ресурсы. – 2015. – Т. 51. – Вып. 1. – С. 70–80.
29. Николаева М.Х., Десяткин Р.В. Динамика видового разнообразия и продуктивности настоящих лугов аласов Центральной Якутии // Растительные ресурсы. – 2015. – Т. 51. – Вып. 3. – С. 328–335.
30. Огнев Г.Н. Геологические наблюдения на Ленско-Амгинском водоразделе // Материалы комиссии по изучению ЯАССР. – Л.: Изд-во АН СССР, 1927. – Вып. 22. – 72 с.
31. Павлов П.Д. К вопросу с происхождении озерно-аласных котловин северо-восточной части Лено-Вилюйского междуречья. – Учен. зап. Якут. гос. ун-т, вып. 12. – Якутск, 1965. – С. 53–56.
32. Пчелинцев A.M. Морфологическое описание термокарстового процесса в Якутии // Мерзлотоведение. – 1946. – Т. 1, № 2. – С. 95–106.
33. Сивцева А.И. Ландшафтообразующие факторы на равнине Центральной Якутии // Вопр. географии Якутии. – Якутск, 1963. – Вып. 3. – С. 7–11.
34. Синтаксономия и симфитосоциология растительности аласов Центральной Якутии / П.А. Гоголева, К.Е. Кононов, Б.М. Миркин, С.И. Миронова. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1987. – 176 с.
35. Соловьев II.А. Булгунняхи Центральной Якутии // Исследование вечной мерзлоты в Якутской республике. – Изд. АН СССР. – Вып. 3. – 1952. – С. 226–258.
36. Соловьев П.А. Аласный рельеф Центральной Якутии и его происхождение. – // Многолетнемерзлые породы и сопутствующие им явления на территории Якутской АССР. – М., 1962. – С. 38–53.
37. Соловьев П.А. Геотермическая характеристика аласного термокарстового ландшафта междуречья Лены и Амги // Исследование вечной мерзлоты в Якутской республике. АН СССР, ИНМЕРО. – 1950. – Вып.2. – С. 128–178.
38. Соловьев П.А. Криолитозона северной части Лено-Амгинского междуречья. – М.: Изд-во АН СССР, 1959. – 144 с.
39. Строение и абсолютная геохронология аласных отложений Центральной Якутии / под ред. Е.М. Катасонова. – Новосибирск: Наука, 1979. – 96 с.
40. Суходровский В.Л. Современные рельефообразующие процессы в Центральной Якутии. – М.: Наука, 1979. – 280 с.
41. Термограф: архивные данные температуры воздуха и количества осадков Якутск [Электронный ресурс]. – http://thermograph.ru/mon/st_24959-m_1.htm (дата обращения 23 мая 2016).
42. Шашко Д.И. Климатические условия земледелия Центральной Якутии. – Л.: Изд-во АН СССР, 1961. – 264 с.
43. Шнитников А.В. Внутривековая изменчивость компонентов общей увлажненности. – Л.: Наука, 1969. – 245 с.
44. Шнитников А.В. Влияние внутривековой изменчивости увлажненности бассейнов озер на развитие их депрессий // Озера семиаридной зоны СССР. – Л.: Наука, 1970. – С. 5–19.
45. Mirkin B.M., Gogoleva P.A., Kononov K.E. The vegetation of Central Yakutian alases // Folia geobotanica et Phytotaxonomica. – 1985. – Vol. 20, № 4. – P. 345–395.

Состав, структура и динамика аласной растительности определяется особенностями физико-географических условий территории Лено-Амгинского междуречья, которая является частью Центрально-Якутской равнины. Его северная граница проходит по естественным рубежам по р. Алдан, западная – по р. Лена, восточная – по р. Амга и южная – по 60,5° с. ш. В административном отношении в территорию рассматриваемого региона входят 5 улусов республики: Амгинский, Мегино-Кангаласский, Намский, Таттинский, Усть-Алданский, Чурапчинский [2, 34].

Лено-Амгинское междуречье расположено в области накопления мощной толщи мезозойских и кайнозойских отложений. В верхней части этих отложений преобладают слабосцементированные и рыхлые песчаники и алевролиты с карбонатно-глинистым цементом [36]. Мощность покрова четвертичных отложений достигает 80–100 м. «На рыхлых породах четвертичного возраста, – писал А.И. Ефимов [17, с. 226], – встречается своеобразный «ледовый комплекс», состоящий из льдистых суглинков, супесей и массивов льда». Для Центральной Якутии характерны равнинность и сложная террасированность рельефа. На Лено-Амгинском междуречье выделяют [38, 36, 19, 20] средневысотные террасы р. Лены: Бестяхскую, Тюнгюлюнскую и Абалахскую (рис. 1). На этих террасах основным типом рельефа являются термокарстовый (аласный) и эрозионно-аккумулятивный. Зарождению и развитию аласных форм рельефа благоприятствуют геологические и геоморфологические условия Центрально-Якутской низменности [6, 5]. Аласные формы рельефа изучены и описаны многими исследователями [12, 24, 26, 30, 16, 18, 35, 22, 36, 7, 21, 31, 4, 39, 40, 25, 5 и др.].

pic_67.tif

Рис. 1. Геоморфологическая карта Лено-Амгинского междуречья и места отбора проб: 1 – современные поймы; 2 – Бестяхская терраса; 3 – Тюнгюлюнская терраса; 4 – Абалахская терраса; 5 – Маганская терраса; 6 – денудационная равнина; 7 – ледниково-флювиогляциальная равнина; 8 – отроги Верхоянской складчатой области; 9 – места отбора проб [14]

В процессе развития аласа выделяют следующие формы рельефа: зачаточный быллар, быллар, ие, дюедя, тыымпы, элементарный алас – начиная от просадочной ложбины до резко выраженной котловины [11, 38, 14].

В области развития аласного рельефа П.А. Соловьев [35] выделяет: относительно обширные равнинные участки – межаласье и положительные формы рельефа; отрицательные, врезанные в межаласье формы рельефа эрозионного и преимущественно термокарстового происхождения – аласы (рис. 2). Положительные формы аласного рельефа образуются расчленением межаласья, к ним примыкают бугры пучения – булгунняхи [36].

Межаласье представляет собой главным образом древние поймы, рельеф которых преобразован позднейшими процессами при переходе их в положение надпойменных террас. История развития рельефа равнин, сложенных ледовым комплексом – это история формирования межаласья и его постепенного разрушения термокарстом и термоденудацией. Выделяют 2 фазы: фазу накопления ледового комплекса и формирования межаласья и фазу деградации ледового комплекса, разрушения межаласья. Аласный рельеф соответствует второй фазе [35].

По Н.П. Босикову [5], аласы – замкнутые или полузамкнутые термокарстовые котловины, развитые на плакорных пространствах в области распространения многолетнемерзлых пород. Специфическим признаком этих котловин является вытаивание подземного льда и образование озера. По мере истощения внутригрунтового запаса льда и из-за недостаточности увлажнения территории озеро усыхает, на дне котловины развиваются в разной степени засоленные типы почв. Засушливый климат обусловливает развитие в Центральной Якутии аласных ландшафтов, не имеющих аналогов нигде [8, 5, 13]. Аласообразовательные процессы могут вызывать объединение нескольких озер воедино. Например, по описаниям [15], место современной котловины у оз. Мюрю в 1670–1680 гг. было занято 12–13 небольшими термокарстовыми озерами, позже в результате протаивания подземных льдов перемычки между озерами разрушились, образовалась единая обширная замкнутая впадина. В настоящее время она имеет сложную форму площадью 65,6 км2 [20, 1].

pic_68.tif

Рис. 2. Схема термокарстового образования аласов [по 38]: Ia – равнина с содержанием ледового комплекса; Ib – начальная стадия термокарста в виде бугристо-западинного микрорельефа (быллар); II – молодая термокарстовая котловина (дюедя); IIIa – первичное термокарстовое озеро (тымпы); IIIb – элементарный алас; IIIc – зрелый алас; IVa – старый алас с бугром пучения (булгунняхом); IVb – старый алас. Условные обозначения: 1 – сингенетические ледяные жилы; 2 – древесно-травянистый покров; 3 – вода; 4 – оползни; 5 – аласные отложения; 6 – эпигенетические ледяные жилы; 7 – бугор пучения; 8 – кровля многолетней мерзлоты

Процессы развития аласного рельефа во многом предопределяются мощностью ледового комплекса и количеством подземного льда. Многие исследования показали, что в ряде районов, несмотря на большое количество котловин, толща вмещающих их четвертичных отложений характеризуется малым содержанием подземного льда, как, например, в Лено-Вилюйском междуречье [22, 21], или даже полным его отсутствием. Отчасти это связано с особенностями механического состава грунтов: средний и нижний уровни древнеаллювиальной равнины в бассейне Вилюя сложены хорошо дренируемыми песками и супесями. Поэтому в этих районах аласы неглубокие, плоские. То же касается и Бестяхской террасы р. Лены. Аласы же террас более высокого уровня Лено-Амгинского междуречья характеризуются большой глубиной, овально-округлой формой, с крутыми бугроватыми склонами. Грунты здесь сложены суглинками, способствовавшими накоплению влаги и, соответственно, последующему аккумулированию подземных льдов. Таяние последних и обусловило наличие выраженного мерзлотного рельефа. Как было сказано ранее, в северной и центральной части междуречья выделяются две наиболее аласные древние надпойменные террасы, получившие название Тюнгюлюнская и Абалахская (рис. 1). Мощность многолетнемерзлых пород достигает в районе Майя 100–170 м, у Абалаха – 260 м, в котловинах Тюнгюлю и Мюрю – 300–320 м, у пос. Чурапча – 530 м [38].

В то время как аласы Лено-Амгинского междуречья характеризуются большой глубиной, овально-округлой формой, с крутыми бугроватыми склонами. В северной части междуречья выделяются две наиболее аласные надпойменные террасы, получившие название Тюнгюлюнская и Абалахская (рис. 1). В пределах обеих террас многолетнемерзлые породы распространены повсеместно, мощность их достигает в районе Майя 100–170 м, у Абалаха – 260 м, в котловинах Тюнгюлю и Мюрю – 300–320 м, у пос.Чурапча – 530 м [38].

Растительность развивается концентрическими поясами вокруг аласных озер, и, в зависимости от степени обводненности, засоленности почвы и глубины аласных котловин, их количество может быть от 3 до 5 [34].

В первом поясе господствуют сообщества прибрежно-водной растительности (Scolochloetum festucacеae; Glycerietum triflorae) с Glyceria triflora (Korsh) Kom., Scolochloa festucacea (Willd.) Link, Scirpus lacustris L., Senecio congestus (R.Br.) DC., Phragmites australis (Cav. ) Kom., Туpha latifolia L.), во втором – сообщества болотистых лугов и влажных лугов (Alopecuretum arundinacei; Caricetum juncellae calamagrostetosum neglectae, Caricetum juncellae typicum) с Carex juncella (Fries) Th. Fries, С. lithophila (Turcz.) L. Hamet-Ahti, Calamagrostis neglecta (Ehrh.) Gaertn., Beckmannia syzigachne (Steud.) Fern., Alopecurus arundinaceus Poir., Agrostis stolonifera L. и др., в третьем – настоящие луга в разной степени засоленные (Thalictro – Hordeetum brevisubulati, Puccinellietum tenuiflorae; Polygono sibirici-Puccinellietum) c Hordeum brevisubulatum (Trin.) Link, Puccinellia tenuiflora (Griseb.) Scribn. et Merr., в четвертом – остепненные луга, (Artemisio commutatae – Hordeetum) c Elytrigia rереns (L.) Nevski, Artemisia commutata Bess., Carex duriuscula C.A. Mey. (рис. 3). На склонах развивается степная растительность со Stipa krylovii Roshev., Psathyrostachys junceus (Sukacz.) Peschkova) с одноименными ассоциациями [34, 1, 45].

Мониторинговые исследования за динамикой биоразнообразия и продуктивности на модельном аласе Лено-Амгинского междуречья за 25 лет по трем поясам очень хорошо показали их зависимость от увлажнения, температуры воздуха и инвазии саранчовых за определенные годы [27, 28, 29].

Аласы Лено-Амгинского междуречья характеризуются беспорядочностью размещения. Преобладают замкнутые котловины овально-округлой формы с крутыми берегами 45–70 градусов, высота склонов колеблется в пределах 15–60 м и более и с плоским дном с одним или двумя озерами небольших размеров, находящихся в стадии усыхания. Склоны южной экспозиции осложнены байджерахами, а северной – покрыты лесом с моховым покровом. Размеры аласов разные, зависят от мощности и состава ледового комплекса и т.д. Наиболее крупными являются урочища Мюрю, Тюнгюлю, Майя, Сырдах, Чюйя, Чыла и др., протяженность и ширина может достигать нескольких километров.

Характерной особенностью климата описываемой территории, как и для всей Центральной Якутии, является резкая континентальность, которая проявляется в больших годовых колебаниях температуры, относительно малом количестве выпадающих осадков, определяющихся географическим положением региона. Основным фактором, влияющим на состояние атмосферы, является мощный и устойчивый зимний Сибирский антициклон, общий западный перенос воздуха лишает Центральную Якутию существенного воздействия Тихого океана [9, 8, 10]. Теплый воздух с его стороны приносит потепление в холодное время года. Иногда в летние месяцы наблюдается перемещение циклонов с Прибайкалья или Монголии. Средняя температура зимних месяцев составляет –35 и –45 °С. Продолжительность холодного периода (ниже 0 °С) около 220 дней [10, 42]. Средняя температура самого теплого месяца максимальная достигает 37,7 °С. Продолжительность теплого периода (выше 0 °С) около 145 дней. Средняя годовая температура воздуха отрицательная (–8,5...–11,9 °С). Все это определяет резкую континентальность климата – очень холодные зимы, жаркое лето, амплитуда температур может выйти за 100 градусов, зима продолжительная, холодная, малоснежная, а лето короткое, но жаркое и солнечное.

По количеству выпадающих за год осадков Центральная Якутия приближается к степным и полупустынным районам. «Индекс сухости» равен 1,0–3,0, аналогичные индексы сухости характерны для степных районов европейской части России и Западной Сибири. Для летнего сезона он равен 3,0 [10].

Испарение с поверхности почвы почти в 2 раза (250–300 мм) превышает количество осадков, недостающая влага на поверхности подтягивается из нижележащих слоев почвы. Вода испаряется, а соли остаются на поверхности дна аласов, в связи с чем почвы аласов и вода в озерах в разной степени засолены. В связи с этим наблюдается на аласах «градиент Кононова» (назван в честь К.Е. Кононова), на верхних поясах засоление меньше (соли смываются талой водой) и в нижних поясах слабее (размывается водой озер) и своеобразные солончаки-такыры могут встречаться только в средних поясах аласов.

pic_69.tif

Рис. 3. Схема структуры растительности аласов [34]. Условные обозначения к рис. 3: а, б, в, г, д, е, ж, з – варианты по видам аласов. Цифрами обозначены синтаксоны: 1 – Artemisio rupestris – Festucetum lenensis; 2 – Artemisio rupestris – Hordeetum; 3 – Artemisio commutatae – Hordeetum; 4 – Artemisietum jacuticae; 5 – Puccinellietum tenuiflorae; 6 – Polygono sibirici – Puccinellietum; 7 – Thalictro – Hordeetum brevisubulati; 8 – Alopecuretum arundinacei; 9 – Caricetum juncellae calamagrostetosum neglectae 10 – Caricetum juncellae typicum; 10 – Scolochloetum festucacеae; 12 – Glycerietum triflorae

По сумме эффективных температур (1400–1500 °С), т.е. по обеспеченности растительности теплом, районы Центральной Якутии отнесены к умеренной зоне [10, 42]. Центральную Якутию Д.И. Шашко [42] относит к засушливому сектору подзоны среднеспелых культур с модулем увлажнения меньше 0,25. Особенно недостаточно увлажнение весной и в начале лета, т.е. в тот период вегетации, когда для растений особенно необходима влага.

pic_70.tif

Рис. 4. Зрелый алас с булгунняхом (фото Н.П. Босикова)

Снежный покров, несмотря на небольшую высоту, играет определенную теплозащитную роль. Отепляющий эффект снежного покрова в Центральной Якутии доходит до 15–20 °С, что способствует хорошей перезимовке растений [10, 42].

Ветровой режим характеризуется сменой направлений и скорости ветра в зимний и летний сезоны. Зимой преобладают ветры южных и юго-западных и западных направлений. В летнее время в основном преобладают северные, северо-восточные, северо-западные и западные ветры. Средняя скорость ветра не превышает 1–2 м/с. Летом в связи с усилением циклонической деятельности скорость ветра увеличивается в среднем до 5 м/с [10]. Когда зимой бывают достаточно высокие снежные заносы, весной они долго тают, тогда растениям во время вегетации хватает влаги и они развиваются лучше.

В природе наблюдается внутривековая изменчивость климатических данных [40, 25], но в последние десятилетия наблюдается рост среднегодовой температуры от –11,9 до –6,8 °С [3, 41].

Таким образом, развитие аласов обусловлено комплексным воздействием всех абиотических факторов, главными из которых являются ледовый комплекс и экстремально-климатические условия. На развитие растительности, на его видовой состав и продуктивность, смену типов в определенные годы влияет увлажненность определенного года.

Работа выполнена при поддержке гранта № 15-05-09379/15 «Аласы Центральной Якутии: пространственно-динамический и ботанико-географический анализы».


Библиографическая ссылка

Гоголева П.А., Стручкова С.Г., Федорова Е.Д. ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ АЛАСНЫХ ФОРМ РЕЛЬЕФА И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ // Успехи современного естествознания. – 2016. – № 12-2. – С. 368-374;
URL: http://www.natural-sciences.ru/ru/article/view?id=36316 (дата обращения: 17.04.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074